Книга о Cintu. Введение

Книга о Cintu. Введение

Во введении к Книге о Cintu мы с котом Мануалом расскажем, что это такое — Cintu, для кого она предназначена и чем отличается от… более иных систем (нужные дописать).

Что такое Cintu?

Краткий ответ на вопрос из заголовка таков: система Cintu — это микст из базовых компонентов Ubuntu, рабочей среды Cinnamon и некоторых дополнительных утилит и приложений, перетасованных оптимальным, по нашему с котом Мануалом мнению, образом. Именно перетасовка этой колоды и определяет своеобразие системы.
Базовая часть Cintu (далее — базис) включает в себя стандартный набор консольных утилит, представляющих собой основу Ubuntu и всех её официальных клонов. Этот набор обычно объединяется нынче в метапакет ubuntu-standard. Он дополнен некоторыми консольными программами, которые нам с Мануалом представляются полезными на грани необходимости. Из них важнейшей является командная оболочка Zsh, принятая в качестве пользовательской регистрационной (login shell) — в том числе и для неактивизированного аккаунта root’а.

Консольный базис системы надстраивается пакетами комплекта Xorg, также стандартными для всех дистрибутивов семейства Ubuntu. Но в качестве рабочей среды в Cintu используется Cinnamon, разрабатываемый в рамках проекта Mint, — мы с котом Мануалом полагаем, что в ней оптимальным образом сочетаются функциональность, настраиваемость и простота конфигурирования. Сцепка среды с базисом Ubuntu — главная особенность Cintu, давшая ей имя (см. далее).

Среда Cinnamon не имеет штатных приложений, кроме файлового менеджера Nemo, составляющего неотъемлемую её часть. Поэтому в области дальнейшей комплектации системы открывался неограниченный простор для фантазии. Впрочем, в базовой системе Cintu, которую мы с Мануалом называем Малой Редакцией (Small Edition), наша фантазия удерживается рамками минимализма: пользовательский функционал обеспечивается приложениями X-Apps. Это — кросс-десктопного комплект пакетов, также развиваемый в рамках проекта Mint. Он включает в себя текстовый редактор, вьюверы документов и графики, а также медиа-проигрыватель. Впрочем, последний заменяется у нас более лёгким, но столь же универсальным плейером mpv.

Кроме того, непременным компонентом Cintu является выпадающий терминал Guake — без него мы с Мануалом как без рук и без лап. И конечно же, базовая наша система не может обойтись без браузера. На эту роль мы, не мудрствуя лукаво, назначили самый обычный Firefox. Не потому, что считаем его лучшим из всех браузеров — более того, сами им практически не пользуемся. Просто на просторах Former USSR это — самое универсальное (если не считать IE) средство доступа в Интернет.

Наконец, в Cintu, равноправно с прочими пакетами, входят «идеологически чуждые» приложения на базе Qt/KDE — в обязательном порядке это установщик пакетов Qapt и текстовый редактор Kate, должным образом сконфигурированный.

Из последнего заявления следует привязка оформления системы к определённому набору пиктограмм, именуемому Papirus — он более или менее обеспечивает визуальное единообразие приложений на базе Gtk и Qt/KDE.

Перечисленным исчерпывается канонический набор пользовательских приложений Малой редакции системы Cintu. Следует подчеркнуть, что в последних сборках Малой редакции мы отказались от всякого декора (за исключением несущего функциональную нагрузку) — нет ни спэш-заставки при загрузке, ни «нескучных» обоев, ни даже обоев «скучных», список шрифтов сведён к необходимому минимуму. Рабочий стол Малой редакции выглядит примерно таким образом:

А главное меню среды Cinnamon, которое может дать впечатление о комплектации Cintu, имеет примерно такой вид:

Разумеется, в обоих случаях многое зависит от релиза, редакции и нашего с Мануалом настроения.

Дальше необходимые пакеты устанавливает применитель — в меру своей испорченности: он волен подбирать остальные приложения в соответствие со своими потребностями и предпочтениями. Поскольку мы с котом Мануалом являемся такими же применителями системы Cintu, как и все, то, кроме Малой редакции, собираем ещё несколько вариантов, в зависимости от настроения и задач, поставленных товарищами — о деталях будет говориться по ходу дела.

Можно ли назвать Cintu дистрибутивом? Зависит от того, каковы критерии присвоения этого высокого звания. Если для того достаточно имени, логотипа и «нескучных обоев», то Cintu — безусловно, дистрибутив. Ибо с именем у неё всё обстоит хорошо: оно представляет собой контаминацию фрагментов имён базового дистрибутива (ubunTU) и титульной рабочей среды нашей системы (CINnamon). Причём имя среды поставлено на первое место, так как именно среда, в первую очередь, определяет своеобразие Cintu.

За логотип и обои тоже можно быть спокойным, они и сейчас не скучны, а со временем вообще тосковать не придётся.

Если необходимые требования повысить до хоть маленького, но репозитория с несколькими пакетами, если не своими, то собственноручно собранными — работа в этом направлении ведётся. Хотя и не очень активно.

Если поднимать выше, до собственного инсталлятора, пакетного менеджера и других атрибутов величия — этого в Cintu нет и не будет никогда. В том числе и потому, что все разумные идеи в этих областях уже реализованы, и большинство не вполне разумных — тоже.

Как не будет и того, что часто ставят во главу угла начинающие дистроители — стремления если не завоевать мир, то, по крайней мере, переделать его. Что обычно мыслится как претворение в жизнь одного из лозунгов «резинового Полыхаева», призывавшего на любое наглое бесчинство ответить, как один человек:


и) поголовным вступлением в ряды общества «Долой рутину с оперных подмостков»,
к) поголовным переходом на новый быт,
л) поголовным переводом делопроизводства на латинский алфавит.
А также всем, что понадобится впредь.

Что, разумеется, требует привлечения в свои ряды единомышленников и этих, как его? — сподвижников-карбонариев. А это входит в противоречие с определением целевой аудитории Cintu, которая будет очерчена в одном из ближайших очерков.

Как бы то ни было, Cintu — не дериват ни одного из существующих дистрибутивов, если под дериватом понимать систему, производную от одной из существующих. Она не является продуктом кастомизации собственно Ubuntu или любого из представителей этого семейства. Не является она также и результатом перекомплектации кого-либо из них, то есть ремиксом или респином (грань между которыми, как известно, не могут найти все резонные люди из Одессы, вместе взятые). Наконец, она — не форк и не клон Ubuntu или любого другого Ubuntu’ида.

В силу всего вышесказанно, применительно к Cintu я по прежнему предпочитаю использовать термин «микст», потому что это и есть смесь компонентов, перечисленных в этом очерка.

Для кого она?

Книга о Cintu началfcm он с рассказа о том, Что это такое>. После чего резонно перейти к разговору о том, для кого она предназначена, или кому может быть интересна.

А начать этот разговор надо с того, что система Cintu первоначально создавалась для себя, любимого — ещё до нашего знакомства с котом Мануалом. Который, как оказалось, разделяет мою симпатию к среде Cinnamon, и потому стал активным участником этого проекта. Одновременно выяснилось, что система Cintu подходит также некоторым из моих родных и близких — и потому в дальнейшем развитии её мы с Мануалом ориентировались на их желания и потребности.

Вместе с тем обсуждения на некоторых форумах и в социальных сетях показали, что Cintu небезынтересна отдельным их участникам. А возможно, и кому-то другому, кто об этом ещё не знает. И потому здесь будет очерчен круг применителей, которых наша система может потенциально заинтересовать — не в целях агитации и пропаганды, а исключительно информирования широкой общественности (точнее, узких их кругов) для.

Первое условие интереса к системе Cintu — это приверженность к среде Cinnamon, желание приобщиться к числу таковых или, как минимум, ознакомиться с её возможностями и особенностями. Ибо дестопов на свете существует достаточное количество — даже не считая оконных менеджеров, которых вообще (почти) без счёта. Так что убеждённый приверженец, скажем, KDE или MATE легко может выбрать себе более иной дистрибутив по вкусу.

Второе условие — отсутствие идиосинкразии к Ubuntu и её производным. Те же, кто таковую испытывает, могут, не выходя за пределы deb based систем, обратиться к прародительскому Debian’у или одному из его клонов, вроде Siduction’а. Правда, без гарантии получения последней версии среды Cinnamon — здесь они могут отставать на один, а то и два цикла.

Конечно, актуальность версии Cinnamon гарантирована в дистрибутивах проекта Mint, причём в обеих его ветках — как в Linux Mint, основанном на Ubuntu, так и в LMDE, производной от «чистого» Debian’а (то есть для убунтофилов и убутофобов, соответственно). При этом оба Mint-дистрибутива укомплектованы набором пользовательских приложений и снабжены большим количеством фирменных утилит. Что весьма облегчает жизнь начинающего применителя — но далеко не всегда устраивает применителя действующего, имеющего сложившиеся предпочтения как в отношении настройки системы, так и прикладного софта.

Из последнего вытекает третье условие — желание (и готовность) комплектовать систему по своему усмотрению. Как говорилось в предыдущем разделе>, все релизы Cintu обязательно включают в себя Малую редакцию и вариации на специальные. Так вот, первая не содержит ничего, кроме компонентов, абсолютно необходимых для функционирования системы и её наращивания. И потому применитель её должен быть готовым к открытию терминала и доустановке (помощью утилиты apt) приложений, необходимых ему для работы.

Остальные же редакции представляет собой результат наращивания редакции Малой прикладным софтом — но лишь тем, который нужен именно нам с Мануалом, нашим родным и близким, и соответствует нашим вкусам.

Полноты картины ради добавим, что обычно мы собираем ещё и Большую редакцию Cintu. Она содержит все компоненты редакции Малой, дополненные специализированными пакетами научного назначения, в том числе картографического, геологического и антропологического. Эта редакция может рассматриваться как один из примеров узкоспециализированной системы, которую можно построить на базе Cintu.

И ещё одно условие, дополнительное, и потому не обязательное. Система Cintu возникла не как дистрибутив (собственно, она и до сих пор дистрибутивом не является). Это скорее алгоритм создания собственной системы на базе минимальной Ubuntu (установленной с mini.iso), надстроенной любимым десктопом — в нашем случае таковым является Cinnamon.

Описанию этого алгоритма посвящена Часть I данной книги — возможно, оно заинтересует любителей благородного дела создания персонального дистрибутива. Не как догма, и даже не как руководство к действию, а как побуждение к экспериментам. Тем более, что в данном алгоритме среда Cinnamon может легко подменяться любым другим десктопом и даже оконным менеджером.

Об убойных фишках вообще

Ни для кого не секрет, что большинство широко используемых (и, следовательно, активно развиваемых) рабочих сред и их приложений в последнее время практически сравнялись по своему функционалу. Что, прочем, можно сказать и о приложениях «внедесктопных». И потому выбор между программами одного класса (десктопами, терминалами, текстовыми редакторами etc.) нынче определяется не какими-то там мифическими возможностями, а субъективными факторами, в первую очередь привычками и предрассудками, а также внешним впечатлением.

С другой стороны, многие программы подчас имеют отдельные особенности, уникальные в своём классе — те, что способны склонить применителя в их пользу при равенстве прочих возможностей. В англоязычной литературе такие штуки называются killer feature, что на язык родных осин переводится как бийственная особенность, а на его нижегородский диалект — как киллер-фича.

Однако в русскомя языке есть абсолютно точный эквивалент английского словосочетания — убойная фишка. Термин этот широко известен с давних времён, например, среди преферансистов. И, кроме исторического приоритета, предпочтителен более точной передачей смысла. Ведь любая карта, и любой из раскладок может оказаться «убойной» в зависимости от ситуации: туз на мизере — это совсем не то же самое, что туз на игре, и третья дама на второй руке вистующего отнюдь не идентична ей же у вистующего на первой руке.

Так и особенности программ «убийственны» не абстрактно, а в зависимости от сферы применения. Например, можно представить себе, что для ряда программ «убийственной особенностью» может оказаться отсутствие особенностей… точнее, функционала.

В связи с этим в Части II этой книги не будет формального описания прикладных программ: в ней кот Мануал будет говорить об убойных их фишках. А также — о ситуациях, в которых одна фишка некоей программы может оказаться «убойней» любых других функций в программах того же класса. Не будет он замалчивать и случаи «инвертирования убойности», подобные тому, когда на распасах в преферансе семёрка оказывается ценнее туза. Ну а ваш покорный слуга постарается по мере сил помогать ему в этом деле.

Великолепная семёрка: убойные фишки Cintu

В разделе о том, Что такое Cintu?, мы с котом Мануалом вкратце ответили на вопрос, вынесенный в его заглавие. В разделе же данном вопрос этот будет освещён немножко в другом аспекте: а какие такие фишки, пусть и не совсем убойные, имеются в Cintu, которых не было бы в других дистрибутивах? Ведь систем на базе Ubuntu — что грязи. Тем не менее, Cintu обладает некоторыми фирменными фишками, сочетание которых делает её практически уникальной в ряду бессчётного числа Ubuntu’идов.

Фишка первая: Cinnamon

Первая из фирменных фишек, безусловно, используемая рабочая среда: среди официальных представителей этого семейства дистрибутивов варианта с Cinnamon нет и, похоже, не предвидится.

Правда, эту среду можно установить из официального репозитория Ubuntu в любой другой *buntu. Но, во-первых, официальная сборка Cinnamon не вполне самодостаточна, во-вторых — всегда отстаёт от актуальной версии Cinnamon из её майнстрима ровно на полгода: таковы уж причуды релиз-циклов базовой системы и среды.

Не густо и неофициальных производных от Ubuntu дистрибутивов с полноценной поддержкой Cinnamon. Конкретно, на память приходят только два — французский Cubuntu и украинский UALinux. Однако в первом Cinnamon имеет даже не предпоследнюю, а предшествующую ей версию, а во втором линия с этой средой, похоже, вообще прекратила своё развитие.

Конечно, тут надо помнить о Linux Mint — именно в рамках этого проекта возникла и развивается среда Cinnamon. И потому каждый текущий релиз этого дистрибутива включает в себя актуальную на данный момент версию этой рабочей среды. Однако ныне Linux Mint является клоном Ubuntu не более, нежели сама Ubuntu — клоном Debian’а: уж больно много в нём развелось дистрибутив-специфичных утилит. Что само по себе не плохо: они очень способствуют не только начинающим применителям, но и тем, кто занимается своей работой, не желая особо заморачиваться освоением средств, общих для всех Linux’ов. Однако для тех, кто с этим средствами сроднился давно — прекрасные дистрибутив-специфические утилиты Linux Mint’а представляются просто избыточными.

Собственно, проект Cintu и возник некогда

  • с одной стороны, из-за отсутствия официального (или хотя бы просто устойчиво поддерживаемого) клона Ununtu со средой Cinnamon;
  • со стороны же другой, после достаточно долгих (и времязатратных) попыток кастомизации Linux Mint’а.

Иными словами, мы с котом Мануалом, обсудив этот вопрос, подобно Остапу Бендеру и Кисе Воробьянинову, пришли к выводу: мы и сами прекрасно справимся с делом прикручивания Cinnamon к базису Ubuntu. Тем более, что делить бриллианты нам не нужно.

Так что сочетание базиса Ubuntu со средой Cinnamon можно считать первой из фирменных фишек Cintu. Впрочем, «фирменность» ей придаёт не только сама среда, и даже не актуальность (на каждый момент времени) её версии, но и настройка, существенно отличная от апстримовой. Каковая, разумеется, определяется нашими с Мануалом вкусами, которые мы с ним никому навязывать не собираемся. Однако практика показала, что по части вкусов мы не одиноки…

Фишка вторая: Zsh

Вторая фишка Cintu — использование в качестве пользовательской командной оболочки по умолчанию Zsh вместо Bash. Причём не только для пользователя обычного, но и «привилегированного» — того, чьи права обретаются командой типа sudo -i (собственно root’овый аккаунт в Cintu, как и во всех Ubuntu’идах, не активизирован). И вот эта фишка действительно уникальная — до недавних пор нечто подобное мы встречали только в дистрибутиве Apricity OS, который, кстати, прекратил свою существование.

Каждый, кто устанавливал Zsh в более иных дистрибутивах самостоятельно, знает: по умолчанию эта командная оболочка выглядит вполне душераздирающе. Поэтому мы сопроводили её должными конфигами, раскрывающими всё величие этого шелла. И не в последнюю очередь обеспечивающую его интеграцию с пакетным менеджером apt — путём использования особенностей Zsh’а, аналогов в Bash’е не имеющих.

Фишка третья

Третья из фишек Cintu обусловлена тем, что среда Cinnamon, в отличие от всех остальных десктопов, фактически не имеет штатных приложений (за исключением файлового менеджера Nemo, который представляет неотъемлемую её часть). Это открывает уникальную возможность для создания супер-минималистической системы, которую каждый применитель может наращивать приложениями, руководствуясь исключительно своими вкусами и привычками.

Вниманию тех применителей, чьи вкусы и привычки близки нашим с Мануалом, предлагается Малая редакция, укомплектованная теми приложениями, которые мы с ним используем в своей повседневной работе. Наконец, когда нас с Мануалом не одолевает болезнь печени (она же, по Дж.К.Дж., лень), мы собираем и Большую редакцию — она включает софт для решения некоторых специальных задач.

Все редакции Cintu комплектуются полным набором сборочного инструментария, а также средствами поддержки всех нативных файловых систем Linux’а, какие ещё имеет смысл использовать или, по крайней мере, на какие можно поглядеть.

Фишка четвёртая: интеграция Qt/KDE

Среда Cinnamon основана на библиотеках Gtk. А майнтайнеры систем, основанных на этом тулките, обычно избегают включения в свой базовый комплект «чуждых» утилит и приложений, базируемых на библиотеках Qt/KDE. Вероятно, из классовой к ним ненависти. Мы же с котом Мануалом, будучи принципиальными пох… фигистами, чужды классового подхода к этому вопросу. И потому при включении в свою систему руководствуемся исключительно соображениями функциональности. А потому интеграция в Cintu приложений Qt и KDE — её четвёртая фишка.

Фишка пятая

Обычно майнтайнеры дистрибутивов любят говорить о том, как их системы облегчают жизнь пользователям. Мы с котом Мануалом ничего подобного не обещаем. Наша система ориентирована не на пользователей, а на применителей. Каковым лёгкой жизни ждать не следует. А надо быть готовым к тому, что многое придётся делать своими руками. И при этом (страшно сказать!) даже читать разные книжки про Linux и UNIX. А не задавать дурацкие вопросы на форумах и в соцсетях.

Тем не менее, мы с котом Мануалом (это всё он, он!) не отказываемся от содействия применителям нашей системы. Те, кто в таком содействии на самом деле нуждаются, могут спросить об этом здесь, в комментариях. Или — задать вопрос в соответствующих темах на братском форуме Matuntu. Каковой, кстати, рекомендуем вообще всем заинтересованным (в Linux’ах) лицам.

Фишка шестая: Systemback

Образы всех редакций Cintu собираются посредством Systemback’а, подробно описанного котом Мануалом. Он же используется в качестве инсталлятора системы. И это — пятая фишка Cintu.

Фишка седьмая: книга о Cintu

Наконец, кот Мануал настоял на том, что все действия, связанные с созданием образов Cintu, её установкой, настройкой, используемыми в ней утилитами и приложениями были бы подробно описаны в одноимённой Книге — той самой, которую вы, возможно, сейчас читаете. И даже взял на себя львиную долю всей этой работы. Ну а мне ничего не оставалось, как помочь ему претворить в жизнь этот замысел.

И последнее

Книга эта сочинялась для живых. В первую очередь — для моей младшей дочери Ольги Федорчук, первого применителя Cintu в реальной работе, направленной на благо настоящей науки.

Но и в память об ушедших. О Станиславе Шрамко, широко известном в узких кругах как Станис. Когда-то я думал, что и Cintu, и книжку о ней мы будем делать вместе. Исторически не склалось. Но я всегда буду помнить тебя, Маленький братец. Когда мы познакомились виртуально, разница в возрасте у нас была ровно вдвое. И такое обращение казалось уместным обоим. Но с тех пор прошли годы — и последние из них я учился у него, а не он у меня…

Добавить комментарий